Миллионы розовых фламинго

В Кении, в 160 км к севе­ро-запа­ду от Най­ро­би, рас­по­ло­жен Наци­о­наль­ный парк Озе­ро Наку­ру. «Наку­ру» на язы­ке масаи озна­ча­ет «пыль­ное место». На самом деле место это доволь­но боло­ти­стое, а озе­ро — мел­кое и соле­ное. Но ино­гда его мут­ную поверх­ность накры­ва­ет колы­шу­ще­е­ся розо­вое покры­ва­ло, а воз­дух над ним начи­на­ет дро­жать от пти­чье­го гомона.

Толь­ко на Наку­ру мож­но уви­деть мил­ли­о­ны фла­мин­го. За этим и едут сюда фото­гра­фы со все­го света.

Миллионы розовых фламинго

Зем­ли Восточ­ной Афри­ки там, где про­хо­дит зона глу­бин­ных раз­ло­мов, зна­ме­ни­ты сво­и­ми озе­ра­ми, каж­дое из кото­рых хра­нит дев­ствен­ный, ни на что не похо­жий при­род­ный мир. Сре­ди них — кений­ское озе­ро Накуру. 

Миллионы розовых фламинго

Неко­гда на этом месте рас­по­ла­гал­ся огром­ный прес­ный водо­ем. При­мер­но десять тысяч лет назад кли­мат стал суше, водо­ем обме­лел и рас­пал­ся на три малых озе­ра: Эль­мен­тей­та, Най­ва­ша и отсто­я­щее от них на 60 км Наку­ру. Со вре­ме­нем горя­чие вул­ка­ни­че­ские источ­ни­ки насы­ти­ли озе­ро Наку­ру содой, и его воды ста­ли доволь­но едкими.

Миллионы розовых фламинго

Содо­вые озе­ра — не самое бла­го­при­ят­ное для жиз­ни место. Обыч­но их насе­ля­ют лишь бес­по­зво­ноч­ные и сине­зе­ле­ные водо­рос­ли. Но имен­но такие мел­ко­во­дья при­вле­ка­ют к себе фла­мин­го. Озе­ро Наку­ру — место сбо­ра малых фла­мин­го. Здесь их быва­ет боль­ше, чем где-либо на Зем­ле, — мил­ли­о­ны осо­бей. Садясь и взле­тая вбли­зи бере­го­вой линии, мири­а­ды существ обра­зу­ют посто­ян­но меня­ю­щий­ся узор раз­лич­ных оттен­ков розо­во­го цвета.

Миллионы розовых фламинго

Кор­мят­ся фла­мин­го, све­сив голо­ву и водя ею из сто­ро­ны в сто­ро­ну, — так через загну­тый клюв, спе­ци­аль­но при­спо­соб­лен­ный для сбо­ра водо­рос­лей, про­хо­дит вода. Их клюв и края язы­ка снаб­же­ны мел­ки­ми рого­вы­ми пла­стин­ка­ми, кото­рые задер­жи­ва­ют планк­тон­ные водо­рос­ли, мел­ких рач­ков и про­чих беспозвоночных. 

Миллионы розовых фламинго

Птен­цы фла­мин­го вылуп­ля­ют­ся уже зря­чи­ми. Они покры­ты густым корот­ким буро­ва­тым пухом, а клюв у них пря­мой и начи­на­ет закруг­лять­ся толь­ко через две неде­ли. Пока малы­ши не могут сами про­це­жи­вать воду, роди­те­ли кор­мят их свое­об­раз­ным «пти­чьим моло­ком» — отрыг­ну­той полу­пе­ре­ва­рен­ной пищей вме­сте с выде­ле­ни­я­ми сте­нок пище­во­да и желудка. 

Миллионы розовых фламинго

Моло­дые фла­мин­го дол­го оста­ют­ся гряз­но­ва­то-белы­ми и розо­ве­ют толь­ко на тре­тьем году жиз­ни. Харак­тер­ный крас­ный или розо­вый цвет их опе­ре­нию при­да­ет осо­бый пиг­мент из пан­ци­рей мел­ких рако­об­раз­ных. С кор­мом он попа­да­ет в орга­низм пти­цы, а затем и в опе­ре­ние. Если запа­сы пищи исто­щат­ся или закон­чит­ся «цве­те­ние» воды (а оно кон­ча­ет­ся спон­тан­но, как и начи­на­ет­ся), фла­мин­го сни­ма­ют­ся с места и летят к дру­го­му озеру.

Миллионы розовых фламинго

Миллионы розовых фламинго

Эти длин­но­но­гие, гра­ци­оз­ные пти­цы — одни из самых кра­си­вых в мире. Немуд­ре­но, что озе­ро Наку­ру при­вле­ка­ло мно­же­ство орни­то­ло­гов и про­сто люби­те­лей при­ро­ды. Для сохра­не­ния пер­во­здан­но­сти места в 1957 году Наку­ру объ­яви­ли охра­ня­е­мой тер­ри­то­ри­ей, а в 1960‑м его южное побе­ре­жье ста­ло пти­чьим запо­вед­ни­ком малых фла­мин­го. Через год водо­ем обрел ста­тус наци­о­наль­но­го пар­ка Кении, и к тому вре­ме­ни спи­сок тамош­них водо­пла­ва­ю­щих птиц уже не исчер­пы­вал­ся фламинго. 

Миллионы розовых фламинго

Ранее, еще в 1952 году, в без­рыб­ное Наку­ру из озе­ра Мага­ди все­ли­ли соле­устой­чи­вую рыбу тила­пию семей­ства цих­лид. Она при­жи­лась, а вслед за ней появи­лись рыбо­яд­ные пти­цы, в том чис­ле боль­шой белый пели­кан и баклан. Сей­час на озе­ре и его бере­гах оби­та­ет око­ло 70 видов птиц, чья жизнь свя­за­на с водой. Еже­год­но парк посе­ща­ют пере­лет­ные пти­цы из Евра­зии, кото­рые зиму­ют на озе­ре или отды­ха­ют по пути на юг.

Миллионы розовых фламинго

Но глав­ной здеш­ней досто­при­ме­ча­тель­но­стью оста­ют­ся фла­мин­го. Одна­ко то, что для людей явля­ет­ся пред­ме­том любо­ва­ния, для хищ­ных орла­нов-кри­ку­нов — добы­ча. Охо­тят­ся на фла­мин­го и мара­бу — пти­цы-падаль­щи­ки. Они заби­ва­ют жерт­ву сво­и­ми клю­ва­ми-кин­жа­ла­ми. Клюв мара­бу про­би­ва­ет кожу мерт­во­го буй­во­ла, а уж спи­ну мало­го фла­мин­го и подавно.

Миллионы розовых фламинго

К 1970‑м годам пло­щадь пар­ка рас­ши­ри­ли бла­го­да­ря Все­мир­но­му фон­ду дикой при­ро­ды, кото­рый собрал пол­мил­ли­о­на дол­ла­ров на выкуп земель. Даже дети при­сы­ла­ли день­ги. Теперь в состав пар­ка вошли тра­вя­ные паст­би­ща, зарос­ли кустар­ни­ка, ака­ци­е­вые леса и порос­шие моло­ча­ем горы. 

Миллионы розовых фламинго

Всю­ду кипит обыч­ная для Афри­ки жизнь. Щип­лют вер­хуш­ки дере­вьев жира­фы Рот­шиль­да, бро­дят ста­да копыт­ных, за ними при­смат­ри­ва­ют хищ­ни­ки, львы и лео­пар­ды, а за хищ­ни­ка­ми бро­дят падаль­щи­ки. В лесу водят­ся гигант­ские пито­ны. Ино­гда они пере­пол­за­ют доро­гу на гла­зах вос­хи­щен­ных тури­стов или кар­тин­но све­ши­ва­ют­ся с веток.

Миллионы розовых фламинго

В 1983 году парк стал убе­жи­щем носо­ро­гов. Пред­на­зна­чен­ную для них тер­ри­то­рию при­шлось ого­ро­дить от бра­ко­нье­ров. В Наку­ру сей­час живут 45 чер­ных носо­ро­гов и 31 белый. Белых — пере­се­ли­ли из Южной Афри­ки. Откро­ем сек­рет их «белиз­ны»: на самом деле они почти тако­го же цве­та, что и чер­ные, — серо-корич­не­вые. А белы­ми их назва­ли, пото­му что кто-то когда-то спу­тал англий­ское сло­во «вайт» («белый») с «вей­де» — на афри­ка­анс «круп­ный».

Миллионы розовых фламинго

Белый носо­рог и прямь не малень­кий, дли­на его тела дости­га­ет 5 мет­ров, рост — 2 мет­ров, а вес — 3 600 кило­грам­мов. Чер­ный — помель­че, весит все­го тон­ны пол­то­ры, зато рогов у него быва­ет до пяти штук, а имен­но рога и при­вле­ка­ют браконьеров.

Миллионы розовых фламинго

За пре­де­ла­ми пар­ка нахо­дят­ся неболь­шие фер­мер­ские хозяй­ства и кофей­ные план­та­ции, на кото­рых выра­щи­ва­ют зна­ме­ни­тую кений­скую ара­би­ку, при­знан­ную дегу­ста­то­ра­ми все­го мира.

Миллионы розовых фламинго

Одна­ко сего­дня этой иди­лии гро­зит опас­ность. Содо­вые озе­ра чут­ко реа­ги­ру­ют на пере­ме­ны кли­ма­та, поэто­му уро­вень воды в Наку­ру весь­ма измен­чив, несколь­ко раз оно почти пол­но­стью высы­ха­ло. В 1971—1973 годах озе­ро пере­нес­ло оче­ред­ное обме­ле­ние. Его глу­би­на в то вре­мя не пре­вы­ша­ла 10 сан­ти­мет­ров. Этот ката­клизм повли­ял на видо­вой состав сине­зе­ле­ных водорослей. 

Миллионы розовых фламинго

Спи­ру­ли­ну и арт­ро­спи­ру вытес­ни­ли мик­ро­ци­сти­сы и ана­бе­ны, а эти водо­рос­ли выра­ба­ты­ва­ют яды. С 1974 года рыба и фла­мин­го нача­ли уми­рать от отрав­ле­ния ток­си­на­ми и тяже­лы­ми метал­ла­ми, кото­рые попа­да­ют в орга­низм вме­сте с водо­рос­ля­ми. В мил­ли­он­ных ста­ях были гро­мад­ные поте­ри. Так, в 1993 году в Наку­ру и сосед­нем озе­ре Бого­риа погиб­ли два­дцать тысяч малых фла­мин­го. За два деся­ти­ле­тия их попу­ля­ция сокра­ти­лась на 20%. Если ситу­а­ция не изме­нит­ся, то через сто лет птиц здесь не останется.

Миллионы розовых фламинго

Усу­губ­ля­ет поло­же­ние загряз­не­ние воды, в кото­рой ядо­ви­тые водо­рос­ли бур­но раз­мно­жа­ют­ся, а уж в загряз­ни­те­лях недо­стат­ка нет. За послед­ние 30 лет бас­сейн озе­ра Наку­ру начал интен­сив­но засе­лять­ся. Вокруг Наци­о­наль­но­го пар­ка живет око­ло мил­ли­о­на чело­век, при­чем треть из них — в стре­ми­тель­но рас­ту­щем горо­де Наку­ру. Город рас­по­ло­жен все­го в кило­мет­ре от озе­ра, и его быто­вые и про­мыш­лен­ные сто­ки попа­да­ют пря­мо в Наку­ру. Осо­бен­но стра­да­ет вода в сезон дождей. Свою долю гря­зи вно­сят и мно­го­чис­лен­ные туристы.

Миллионы розовых фламинго

Защит­ни­ки при­ро­ды дела­ют все воз­мож­ное, что­бы сохра­нить запо­вед­ник. Спе­ци­а­ли­сты посто­ян­но наблю­да­ют за его эко­ло­ги­ей и ищут спо­соб пре­кра­тить бур­ное цве­те­ние воды. Они обу­ча­ют мест­ных жите­лей раци­о­наль­ным спо­со­бам веде­ния хозяй­ства, разум­но­му и береж­но­му отно­ше­нию к зем­ле и дикой при­ро­де в надеж­де, что ее пре­крас­ный ост­ро­вок — озе­ро Наку­ру — не пото­нет в море цивилизации.

Живая планета
Добавить комментарий