Сомалийские дети-солдаты

Мога­ди­шо, Сома­ли – Авил Салах Осман идет по раз­ру­шен­но­му горо­ду. Это обыч­ный маль­чиш­ка: худой, в рва­ной руба­хе, но по сто­ро­нам он смот­рит очень вни­ма­тель­но. Но есть две вещи, кото­рые отли­ча­ют его от осталь­ных детей. Пер­вое, он несет заря­жен­ный авто­мат Калаш­ни­ко­ва; и вто­рое, он помо­га­ет армии, кото­рая пол­но­стью финан­си­ру­ет­ся и под­дер­жи­ва­ет­ся пра­ви­тель­ством США.

«Эй, ты!», окли­ка­ет он води­те­ля, кото­рый попы­тал­ся про­ехать мимо поста, и на дет­ском лице вдруг появ­ля­ет­ся ярость. «Ты зна­ешь, зачем я здесь», угро­жа­ю­ще пока­чал авто­ма­том маль­чик, «Оста­но­ви маши­ну!». Води­тель неза­мед­ли­тель­но оста­но­вил­ся. В Сома­ли жиз­ни отби­ра­ют­ся лег­ко и про­сто, и немно­гие хотят, что­бы это сде­лал 12-ти лет­ний мальчишка.

Всем уже хоро­шо извест­но, что ради­каль­ные исла­ми­сты в Сома­ли дела­ют из детей сол­дат. Но Авил не пре­ступ­ник, он помо­га­ет сома­лий­ско­му вре­мен­но­му правительству.

Дети берут на себя роли сол­дат во мно­гих стра­нах, но, по дан­ным ООН, в этом Сома­ли явля­ет­ся лиде­ром. Офи­ци­аль­ные лица Сома­ли утвер­жда­ют, что иссле­до­ва­ний дан­но­го вопро­са не про­из­во­ди­лось. А так­же пари­ру­ют, что США финан­си­ро­ва­ли воен­ные дей­ствия и вполне воз­мож­но, что часть денег аме­ри­кан­ских нало­го­пла­тель­щи­ков ушли на содер­жа­ние дет­ской армии.

ООН заяви­ли, что с их сто­ро­ны сома­лий­ско­му пра­ви­тель­ству было сде­ла­но пред­ло­же­ние по демо­би­ли­за­ции детей, но отве­та не после­до­ва­ло. По дан­ным ЮНИСЕФ толь­ко две стра­ны не под­дер­жа­ли меж­ду­на­род­ную кон­вен­цию о пра­вах ребен­ка, по кото­рой запре­ще­но исполь­зо­вать в воен­ных дей­стви­ях детей моло­же 15 лет. Эти стра­ны – США и Сомали.

Пра­ви­тель­ство Сома­ли под­твер­жда­ют, что для созда­ния регу­ляр­ной армии не суще­ству­ет ника­ких огра­ни­че­ний. «При­зна­юсь, – гово­рит один из пред­ста­ви­те­лей сома­лий­ско­го пра­ви­тель­ства, имя кото­ро­го не рас­кры­ва­ет­ся, в свя­зи с дели­кат­но­стью вопро­са, – Нам нужен был любой, кто смог бы дер­жать ору­жие в руках».

Ави­лу слож­но дер­жать свое ору­жие в руках. Весит авто­мат почти 5 кило, и маль­чик посто­ян­но пере­ве­ши­ва­ет его с одно­го пле­ча на дру­гое. Ино­гда ему помо­га­ет това­рищ, 15 лет­ний Ахмед Хас­сан. Он рас­ска­зал, что 2 года назад его отпра­ви­ли в Уган­ду, где аме­ри­кан­ские воен­ные про­во­ди­ли воен­ные сбо­ры и под­го­тов­ку. «Одна из вещей, кото­рой я научил­ся там – как уби­вать при помо­щи ножа», спо­кой­но рас­ска­зы­ва­ет Ахмед.
Детям в Сома­ли по боль­шо­му сче­ту нечем занять­ся. После того, как в 1991 году сома­лий­ское пра­ви­тель­ство сбе­жа­ло из стра­ны, все моло­дое поко­ле­ние ока­за­лось на ули­цах. Боль­шин­ство детей нико­гда не ходи­ли в шко­лу и не игра­ли в пар­ках. Они исто­ще­ны посто­ян­ным недо­кор­мом, а пси­хи­ка нару­ше­на все­ми ужа­са­ми, кото­рые про­ис­хо­ди­ли у них на гла­зах. На вопрос – «Что тебе нра­вит­ся, Авил?», маль­чик отве­тил: «Мне нра­вит­ся оружие».

Так­же как и с дру­ги­ми сома­лий­ски­ми детьми, жизнь обо­шлась с Ави­лом жесто­ко. Он курит, а так­же жует нар­ко­ти­че­ские листья. Роди­те­ли его бро­си­ли и уле­те­ли в Йемен, когда ему было 7 лет, почти сра­зу он при­со­еди­нил­ся к воен­ным. Маль­чик даже не может точ­но ска­зать, сколь­ко ему лет, а доку­мен­тов у него нет. Окру­жа­ю­щие его люди гово­рят, что ему при­мер­но 12. Авил соби­ра­ет с зем­ли гряз­ный рис, так как не зна­ет, когда в сле­ду­ю­щий раз ему удаст­ся поесть. Как и все сол­да­ты, он полу­ча­ет 1,5$ в день, и делит кро­вать с еще дву­мя малень­ки­ми сол­да­та­ми, 10-ти лет­ним Али и 13-ти лет­ним Абду­ла­зи­зом. «Ему необ­хо­ди­мо ходить в шко­лу, – гово­рит началь­ник Ави­ла, – Но здесь про­сто ее нет».

Али Шейх Ясин, вице-пред­се­да­тель Цен­тра по защи­те прав чело­ве­ка в Мога­ди­шо, рас­ска­зы­ва­ет, что почти 20% пра­ви­тель­ствен­ных войск состав­ля­ют дети. А в рядах повстан­цев их почти 80%. Дети-повстан­цы объ­еди­ня­ют­ся в неболь­шие груп­пи­ров­ки, кото­рые назы­ва­ют­ся «Аль-Шабаб», что в пере­во­де с араб­ско­го озна­ча­ет «моло­дёжь». Эти груп­пи­ров­ки непо­сред­ствен­но вхо­дят в тер­ро­ри­сти­че­скую сеть «Аль-Каи­ды». Мистер Али гово­рит: «Этим детям очень лег­ко вну­шить, что угод­но. Им даже не надо платить».
Ну а пока Авил готов дей­ство­вать. Его коман­ди­ры рас­ска­за­ли, что маль­чи­ку уже столк­нул­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми «Аль-Шабаб», кото­рые пыта­лись застре­лить его в мага­зине. «После это­го я захо­тел попасть в ряды TFG, так как был уве­рен, что там я буду сре­ди сво­их бра­тьев», гово­рит мальчик.

Сомалийские дети-солдаты

1. Под­чи­ня­ясь вре­мен­но­му пра­ви­тель­ству, 12-ти лет­ний Моха­мед Адан Угас (сле­ва) и 15-ти лет­ний Ахмед Хасан, помо­га­ют армии и кон­тро­ли­ру­ют пост у аэро­пор­та Мога­ди­шо, 24 апре­ля 2010 год

Сомалийские дети-солдаты

2. 12-лет­ний Моха­мед Адан Угас раз­би­ра­ет автомат.

Сомалийские дети-солдаты

3.

Сомалийские дети-солдаты

4. Дети игра­ют на пля­же Мога­ди­шо, Сомали.

Сомалийские дети-солдаты

5. 15-ти лет­ний сол­дат регу­ляр­ной армии Сома­ли сидит на бере­гу Мога­ди­шо. Ахмед рас­ска­зал, что когда ему было 12 лет, его посла­ли в Уган­ду для воен­ных тре­ни­ро­вок. Он даже был ранен груп­пи­ров­кой «Аль-Шабаб».

Сомалийские дети-солдаты

6. 12-ти лет­ний Моха­мед Адан Угас (сле­ва) и 15-ти лет­ний Ахмед Хасан, помо­га­ют армии и кон­тро­ли­ру­ют пост у аэро­пор­та Могадишо.

Сомалийские дети-солдаты

7. 15-ти лет­ний Ахмед Хас­сан пат­ру­ли­ру­ет ули­цы Могадишо.

Сомалийские дети-солдаты

8. Дети чита­ют вслух Коран в одной из ислам­ских мече­тей Мога­ди­шо. На дан­ный момент уже 20 лет, как Сома­ли нахо­дит­ся в состо­я­нии граж­дан­ской вой­ны. Заня­тий для детей почти нет, за исклю­че­ни­ем пары школ и надеж­ды на лучшее.

Сомалийские дети-солдаты

9. Дети нашли вре­мен­ное убе­жи­ще в раз­ру­шен­ном доме, когда-то постро­ен­ном в ита­льян­ском стиле.

Сомалийские дети-солдаты

10. Авил (спра­ва) и его това­рищ даже на вре­мя сна не рас­ста­ют­ся с оружием.

Сомалийские дети-солдаты

11. Дети нашли вре­мен­ное убе­жи­ще в раз­ру­шен­ном доме, когда-то постро­ен­ном в ита­льян­ском стиле.

Сомалийские дети-солдаты

12. Дети нашли вре­мен­ное убе­жи­ще в раз­ру­шен­ном доме, когда-то постро­ен­ном в ита­льян­ском стиле.

Сомалийские дети-солдаты

13. 12-ти лет­ний Авил дер­жит лен­ту патронов.

Сомалийские дети-солдаты

14. 12-ти лет­ний Авил (сле­ва), 15-ти лет­ний Ахмед Хас­сан (спра­ва) и двое их това­ри­щей демон­стри­ру­ют свое ору­жие жур­на­ли­стам «New York Times». 

Сомалийские дети-солдаты

15. 16-ти лет­ний Моха­мед Хер­си (в цен­тре) вме­сте с това­ри­ща­ми дер­жат обо­ро­ну на гра­ни­це фрон­та с «Аль-Шабаб».

Сомалийские дети-солдаты

16. Авил кон­тро­ли­ру­ет пост у аэро­дро­ма Могадишо.

Сомалийские дети-солдаты

17. 13-ти лет­ний Абду­ла­зиз Моха­мед дер­жит свою пози­цию у окна в доме в Мога­ди­шо. Он помо­га­ет пра­ви­тель­ствен­ной армии и живет во вре­мен­ном убе­жи­ще вбли­зи аэропорта.

Сомалийские дети-солдаты

18. Авил чистит свое оружие.

Сомалийские дети-солдаты

19. Дети чита­ют вслух Коран в одной из ислам­ских мече­тей Могадишо.

Сомалийские дети-солдаты

20. Ахмед Хас­сан отды­ха­ет в сво­ей ком­на­те, но при этом поло­жив авто­мат под подушку.

Сомалийские дети-солдаты

21. Абду­ла­зиз Моха­мед что-то объ­яс­ня­ет женщине.

Сомалийские дети-солдаты

22. Ахмед Хас­сан слу­ша­ет радио, сидя у себя в комнате.

Сомалийские дети-солдаты

23. Ахмед Хас­сан пла­ва­ет у бере­гов Мога­ди­шо. Ахмед рас­ска­зал, что когда ему было 12 лет, его отпра­ви­ли в Уган­ду на воен­ные сбо­ры. Он был ранен чле­на­ми груп­пи­ров­ки «Аль-Шабаб», одной из самых силь­ных экс­тре­мист­ских груп­пи­ро­вок в Сомали.

Живая планета
Добавить комментарий