Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Око­ло 20 лет назад ино­стран­ные сту­ден­ты – афри­кан­цы, ара­бы – нача­ли при­ез­жать в Там­бов, что­бы полу­чить выс­шее обра­зо­ва­ние. Сна­ча­ла их было немно­го, а теперь еже­год­но в мест­ные ВУЗы посту­па­ют око­ло 2000 чело­век из Афри­ки и стран араб­ско­го Магри­ба. Они суме­ли впле­сти цвет­ную нить в моно­хром­ное полот­но мест­но­го насе­ле­ния, одна­ко как сле­ду­ет инте­гри­ро­вать­ся в сре­ду неболь­шо­го про­вин­ци­аль­но­го город­ка не так-то просто…

Поче­му они выбра­ли имен­но Там­бов? Чем увле­ка­ют­ся? Как живут? И что пла­ни­ру­ют делать дальше?

Фото­жур­на­лист­ка Надеж­да Ерма­ко­ва – родом из Там­бо­ва. Она вер­ну­лась в род­ной город после дол­го­го отсут­ствия и реши­ла сде­лать репор­таж об афри­кан­ских и араб­ских сту­ден­тах. Поче­му они выбра­ли Там­бов? Чем они отли­ча­ют­ся от мест­но­го насе­ле­ния и отли­ча­ют­ся ли вооб­ще? Что им нра­вит­ся и как они живут?

«Я фото­гра­фи­ро­ва­ла сту­ден­тов в их ком­на­тах в обще­жи­ти­ях. Ино­гда зна­ко­ми­лась на ули­це, ино­гда уже зна­ко­мые сту­ден­ты помо­га­ли прой­ти в обще­жи­тие, и тогда я про­сто сту­ча­ла во все две­ри под­ряд и раз­го­ва­ри­ва­ла со сту­ден­та­ми. Были слу­чаи, когда зна­ко­мые пред­став­ля­ли меня сво­им дру­зьям – это был самый про­стой спо­соб. Затем они ста­ли при­гла­шать меня на свои вече­рин­ки, дни рож­де­ния. Но после пары пуб­ли­ка­ций в рос­сий­ских СМИ все изме­ни­лось. Я полу­чи­ла мно­го отри­ца­тель­ных отзы­вов, явно гово­ря­щих о нега­тив­ном отно­ше­нии к афри­кан­цам и ара­бам. Герои мое­го очер­ка так­же полу­чи­ли отри­ца­тель­ные отзы­вы от сво­их пре­по­да­ва­те­лей и соуче­ни­ков, и вся ситу­а­ция пре­вра­ти­лась в кро­меш­ный ад», – гово­рит Надеж­да Ермакова.

Вот несколь­ко порт­ре­тов и малень­кие рас­ска­зы о себе.

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Изра­эль Пре­мьер. Браз­за­виль, Рес­пуб­ли­ка Кон­го. Меди­цин­ский факультет

«В Рос­сию я поехал спе­ци­аль­но, что­бы полу­чить хоро­шее меди­цин­ское обра­зо­ва­ние. У нас это сде­лать прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Меди­цин­ский факуль­тет есть толь­ко в одном госу­дар­ствен­ном вузе. Я смот­рел филь­мы о Рос­сии, был немно­го в кур­се, что пред­став­ля­ет собой ваша стра­на. Но когда я при­е­хал и уви­дел наше обще­жи­тие, я был шоки­ро­ван: грязь и тара­ка­ны, даже зам­ка на две­ри не было. Я сде­лал ремонт в сво­ей ком­на­те: покле­ил обои, купил холо­диль­ник, зана­вес­ки и дру­гие мело­чи. Такой ком­на­ты боль­ше нет ни у кого.

Уди­ви­тель­но, что у вас в горо­дах сто­ят памят­ни­ки, посвя­щен­ные войне: тан­ки, люди с авто­ма­та­ми, и вокруг бега­ют и игра­ют дети. Очень это стран­но. После уче­бы я вер­нусь обрат­но на роди­ну и открою свою клинику».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Каш Ли. Нел­спрейт, ЮАР. Меди­цин­ский факультет

«Моя стра­на силь­но отли­ча­ет­ся от Рос­сии, у нас 12 офи­ци­аль­ных язы­ков и очень жар­ко. Когда я еха­ла в Рос­сию, я зна­ла толь­ко, что здесь нахо­дят­ся луч­шие меди­цин­ские уни­вер­си­те­ты и очень холод­но. Здесь и прав­да ока­за­лось холод­но, зато весе­ло. Каж­дый день я узнаю что-то новое в уни­вер­си­те­те и за его сте­на­ми. Вооб­ще я не очень люб­лю тусо­вать­ся, боль­шую часть вре­ме­ни я про­во­жу в обще­жи­тии и хожу в спорт­зал. После уче­бы я пла­ни­рую вер­нуть­ся обрат­но на роди­ну и пер­вое вре­мя рабо­тать тера­пев­том, а потом полу­чить спе­ци­аль­ность гине­ко­ло­га. В дет­стве я ходи­ла в шко­лу-интер­нат, то есть дома я про­во­ди­ла мало вре­ме­ни: око­ло семи недель в год, поэто­му, навер­ное, я не очень ску­чаю по дому. Но я очень ску­чаю по нашей еде».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Али­ма Кам­би. Бако­та, Гам­бия. Инже­нер­но-стро­и­тель­ный факультет

«Все силы я тра­чу на уче­бу, но, к сожа­ле­нию, сле­ду­ю­щий год мне при­дет­ся про­пу­стить из-за финан­со­вых про­блем. Я сде­лаю все воз­мож­ное, что­бы про­дол­жить образование».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Бер­тран Аби­на Зуа. Яун­де, Каме­рун. Факуль­тет менеджмента

«Я рано остал­ся без роди­те­лей, но у меня есть стар­шие сест­ры. Они и помог­ли мне, опла­ти­ли пер­вый курс. Но толь­ко пер­вый. Они ска­за­ли, что даль­ше я дол­жен буду выкру­чи­вать­ся сам, поэто­му мне при­хо­дит­ся под­ра­ба­ты­вать. Ино­стран­цам, осо­бен­но тем­но­ко­жим, здесь непро­сто най­ти рабо­ту. Обыч­но это тяже­лая низ­ко­опла­чи­ва­е­мая рабо­та, отку­да тебя могут уво­лить в любой момент, даже не запла­тив. Я рабо­таю груз­чи­ком в круп­ной сети про­дук­то­вых мага­зи­нов. Сей­час я дорос до стар­ше­го в сво­ей бри­га­де, пото­му что началь­ник дове­ря­ет мне даже боль­ше, чем рус­ским. Я не гуляю, не раз­вле­ка­юсь, толь­ко уче­ба и рабо­та. Я силь­но устаю, но мне необ­хо­ди­мо полу­чить хоро­шее обра­зо­ва­ние, что­бы про­бить­ся в жизни».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Роки Мата­рюс. Либ­ре­виль, Габон. Факуль­тет меж­ду­на­род­ных отношений

«У нас счи­та­ет­ся пре­стиж­ным иметь рос­сий­ское обра­зо­ва­ние, поэто­му я не дол­го мучил­ся с выбо­ром. На вто­ром месте после уче­бы у меня сто­ит спорт. Рег­би и бокс — моя насто­я­щая страсть. Рег­би я зани­ма­юсь про­фес­си­о­наль­но, у себя на родине играл в соста­ве наци­о­наль­но­го клу­ба. Мне необ­хо­ди­мо посто­ян­но тре­ни­ро­вать­ся, играть и повы­шать свой уро­вень. В Рос­сии с этим боль­шие про­бле­мы, меня нехо­тя берут даже в реги­о­наль­ный клуб из-за цве­та кожи, и никто не стес­ня­ет­ся гово­рить мне об этом откры­то. Про­рвать­ся в клуб мое­го уров­ня мне пока не уда­лось, но я не остав­ляю попыток».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Вильям Ланд­ри Яо. Яун­де, Каме­рун. Меди­цин­ский факультет

«Я очень гор­жусь сво­им куб­ком. Мы его полу­чи­ли за побе­ду в уни­вер­си­тет­ских сорев­но­ва­ни­ях по фут­бо­лу. Без спор­та я не могу. Еще я умо­по­мра­чи­тель­но готов­лю, и дру­зья назы­ва­ют меня меж­ду собой Le Cordon Bleu (Так фран­цу­зы назы­ва­ют вир­ту­оз­ных кули­на­ров — по назва­нию пре­стиж­ной кули­нар­ной шко­лы. — прим. ред.). Гото­вить я научил­ся у мамы. Папа умер рано, и я все вре­мя вез­де ходил за мамой, не отста­вал от нее ни на шаг. Наблю­дал, как она гото­вит, и посте­пен­но пере­ни­мал навы­ки. У меня на родине при­ня­то уго­щать и есть. Я очень люб­лю есть, осо­бен­но когда за сто­лом соби­ра­ет­ся мно­го людей. Дома я все­гда удив­лял­ся, поче­му мама нико­гда не ела. Но потом, когда я сам начал гото­вить, я понял, что пока ты гото­вишь, ты все посто­ян­но про­бу­ешь и в конеч­ном ито­ге нае­да­ешь­ся еще в про­цес­се. Сей­час мама с сест­ра­ми живет в Пари­же, и все лето я про­во­жу у них».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Кри­стьянн Флер. Аби­джан, Кот‑д’Ивуар. Факуль­тет меж­ду­на­род­ных отношений

«Вооб­ще мне нра­вит­ся здесь учить­ся. Если не обра­щать вни­ма­ния на неко­то­рые мело­чи пове­де­ния мест­но­го насе­ле­ния, то это вполне уют­ный и деше­вый город».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Ката­леа л’Op Нгиа. Либ­ре­виль, Габон. Факуль­тет бизнес-информатики

«Мне труд­но инте­гри­ро­вать­ся в мест­ное обще­ство, я чув­ствую себя чужой. В уни­вер­си­те­те девоч­ки все­гда сме­ют­ся, когда видят меня. Мы все нахо­дим­ся здесь в очень стран­ной ситу­а­ции. Нам обе­ща­ли вели­ко­леп­ное обра­зо­ва­ние и чистое обще­жи­тие. В резуль­та­те в ком­на­тах у нас тара­ка­ны, а мы вынуж­де­ны слу­шать лек­ции на рус­ском язы­ке, пони­мая его лишь отча­сти, и это самая боль­шая про­бле­ма, за кото­рую мы при этом умуд­ри­лись запла­тить нема­лые деньги».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Жоэль Бан­зи. Нел­спрейт, ЮАР. Меди­цин­ский факультет

«У меня на родине слож­но полу­чить меди­цин­ское обра­зо­ва­ние, а хоро­шие вра­чи вос­тре­бо­ва­ны все­гда. Я бы, конеч­но, хотел учить­ся в Москве, но пра­ва выбо­ра нам не дают, как пра­ви­ло, всех отправ­ля­ют в про­вин­ци­аль­ные горо­да вро­де Там­бо­ва, Ряза­ни, Воронежа.

Я, конеч­но, не ожи­дал, что при­дет­ся жить вчет­ве­ром в одной ком­на­те и спать на двухъ­ярус­ных кро­ва­тях, но посте­пен­но при­вык. Лич­но­го про­стран­ства почти нет, зато весело».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Лот­фи Зуа­ри. Тунис. Меди­цин­ский факультет

«Я поехал учить­ся в Рос­сию, пото­му что осо­бо­го выбо­ра не было. Посмот­рел в интер­не­те фото­гра­фии, стра­на мне понра­ви­лась. Но когда я при­е­хал в Там­бов, я уви­дел абсо­лют­но дру­гую кар­ти­ну. В обще­жи­тии мне дали обшар­пан­ную ком­на­ту. Город мне тоже не понра­вил­ся, он не такой совре­мен­ный, как Москва или Петер­бург, но жить мож­но. К тому же здесь мно­го тунис­цев, мне не одиноко.

Мест­ные жите­ли на кон­такт не идут и ведут себя, ско­рее, агрес­сив­но по отно­ше­нию к нам. Мож­но ска­зать, что в боль­шин­стве сво­ем они раси­сты. Еще здесь мало мест, куда мож­но пой­ти раз­влечь­ся. Обыч­но мы ходим на ста­ди­он пого­нять мяч, но и там нас поче­му-то пре­ду­пре­жда­ют, что играть на поле нель­зя, мож­но толь­ко фото­гра­фи­ро­вать­ся. Бесит, что в уни­вер­си­те­те на нас смот­рят как на золо­тые руд­ни­ки, не про­пус­ка­ют ни еди­ной воз­мож­но­сти содрать с нас денег. У меня нет ника­ко­го жела­ния оста­вать­ся здесь после уни­вер­си­те­та. Про­дол­жать уче­бу я пла­ни­рую в Гер­ма­нии, Кана­де или Франции».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Мед­франк Кар­тель Мба. Либ­ре­виль, Габон. Факуль­тет хими­че­ской технологии

«Всем извест­но, что в Рос­сии хоро­шее обра­зо­ва­ние, поэто­му я и выбрал ее. Мне нра­вит­ся учить­ся, за этим я сюда и при­е­хал. К сожа­ле­нию, подру­жить­ся с кем-то из мест­ных невоз­мож­но, на нас смот­рят свы­со­ка. Куль­тур­но­го обме­на не полу­ча­ет­ся, и это печаль­но. Но у нас есть своя ком­па­ния, мы здесь все как бра­тья друг другу.

После уче­бы пла­ни­рую вер­нуть­ся на роди­ну и най­ти себе при­ме­не­ние там».

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Кри­стель Гуезод­же. Або­мей, Бенин. Меди­цин­ский факультет

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Санд­рин Джанг. Каме­рун. Факуль­тет экономики

Африка в Тамбове: чернокожие студенты честно рассказали о том, как им живется в российской глубинке

Коре­де Ово­ло­во. Ниге­рия. Факуль­тет менеджмента

«В Там­бо­ве я соби­ра­юсь полу­чить толь­ко сте­пень бака­лав­ра, потом про­дол­жу обу­че­ние в Кана­де. Не могу жить в стране, где слиш­ком мно­го расиз­ма и нет денег. Инте­гри­ро­вать­ся слож­но, мест­ным это совер­шен­но не инте­рес­но. Я самый попу­ляр­ный чер­ный парень в уни­вер­си­те­те. У меня мно­го зна­ко­мых и сре­ди афри­кан­цев, и сре­ди рус­ских. Пре­по­да­ва­те­лям я тоже нрав­люсь, и они отно­сят­ся ко мне очень хорошо.Эта кар­ти­на — то немно­гое, что я купил здесь, в Там­бо­ве. Мне очень понра­ви­лось, как есте­ствен­но здесь изоб­ра­же­на жен­щи­на. Она очень красивая».

.

Источник: Bored Panda

Живая планета
Добавить комментарий