Московский охотник-крысобой

47 лет­ний рабо­чий из Моск­вы утвер­жда­ет, что за семь лет убил семь тысяч крыс. Ген­на­дий сов­ме­ща­ет при­ят­ное с полез­ным: он зани­ма­ет­ся кры­син­гом — отстре­лом гры­зу­нов на город­ских помойках.

(Все­го 6 фото)

Источ­ник: газе­та Мой рай­он Фото Евге­ния ГЛАДИНА

Московский охотник-крысобой

1. Кры­сы бега­ют воз­ле рыноч­но­го мусор­но­го бака, не боясь даже вспыш­ки фото­ап­па­ра­та. «Живут рядом с людь­ми, при­вык­ли. Хотя в при­ро­де кры­са — зверь осто­рож­ный», — пояс­ня­ет Ген­на­дий. Муж­чи­на не назы­ва­ет свою фами­лию, пото­му что боит­ся про­блем с милицией.

Московский охотник-крысобой

2. У Ген­на­дия нарез­ная пнев­ма­ти­че­ская вин­тов­ка с глу­ши­те­лем, лазер­ным при­це­лом сто­и­мо­стью око­ло 100 тысяч руб­лей. Когда пока­зы­ва­ет­ся про­хо­жий или едет маши­на, Ген­на­дий пря­чет ружье в чехол.

Московский охотник-крысобой

3. У Ген­на­дия нарез­ная пнев­ма­ти­че­ская вин­тов­ка с глу­ши­те­лем, лазер­ным при­це­лом сто­и­мо­стью око­ло 100 тысяч руб­лей. Когда пока­зы­ва­ет­ся про­хо­жий или едет маши­на, Ген­на­дий пря­чет ружье в чехол.

Московский охотник-крысобой

4. Кры­са на помой­ке про­дук­то­во­го рын­ка в Хов­ри­но попа­ла в при­цел пнев­ма­ти­че­ской вин­тов­ки кры­син­ги­ста. Через несколь­ко секунд она умрет. У Ген­на­дия боль­шой опыт охот­ни­ка и лазер­ный целе­ука­за­тель — он ред­ко промахивается.

Ген­на­дий рас­ска­зы­ва­ет, что кры­сы могут напа­дать на людей. Чаще все­го — на боль­ных и ново­рож­ден­ных: «Даже меня куса­ли, когда я охо­тил­ся на уток», — рас­ска­зы­ва­ет он. Ген­на­дий забро­сил охо­ту, когда несколь­ко лет назад один из охот­ни­ков про­стре­лил ему ноги. С тех пор Ген­на­дий стал крысингистом.

Московский охотник-крысобой

5. «Это взрос­лая кры­са, один из доми­нан­тов», — рас­ска­зы­ва­ет Ген­на­дий. Кры­сы во мно­гом похо­жи на уго­лов­ни­ков: доми­нант чув­ству­ет свою силу и дви­га­ет­ся мед­лен­но, как авто­ри­тет в тюрь­ме, добав­ля­ет охотник.

Он может дол­го рас­ска­зы­вать о повад­ках крыс. Ока­зы­ва­ет­ся, они вьют гнез­да в тол­ще отхо­дов, спо­соб­ны взби­рать­ся по кана­ли­за­ци­он­ным тру­бам и впры­ги­вать в квар­ти­ры из уни­та­за. Более того, опыт­ная кры­са может обу­чать это­му дру­гих. Кры­сы и бло­хи на них могут пере­но­сить око­ло два­дца­ти болез­ней. Сре­ди них — саль­мо­нел­лез, раз­лич­ные кож­ные и гриб­ко­вые забо­ле­ва­ния. Домаш­няя кош­ка может зара­зить­ся от них и зара­зить хозя­ев. Поэто­му Ген­на­дий уве­рен, что он дела­ет полез­ное дело, отстре­ли­вая крыс.

«Мне все­го раз пообе­ща­ли день­ги за уби­тых крыс, на мясо­ком­би­на­те, но свое обе­ща­ние не сдер­жа­ли», — гово­рит кры­со­бой. Долж­ны были запла­тить 50 руб­лей за кры­су, но потом поня­ли, что поку­па­те­ли могут узнать, что на заво­де живут гры­зу­ны, и отказались.

Московский охотник-крысобой

6. Ген­на­дий отме­ча­ет места, где он охо­тит­ся на крыс. По его сло­вам, истре­бить всех крыс невоз­мож­но, но живот­ные поки­да­ют те места, где мно­гих из них отстре­ли­ва­ют. В Москве не менее 400 людей, кото­рые при­чис­ля­ют себя к кры­син­ги­стам. Сре­ди них есть и девуш­ки. В горо­де так­же есть несколь­ко сотен люби­те­лей охо­ты на ворон. Сами свое увле­че­ние они назы­ва­ют кроухантингом.

Живая планета
Добавить комментарий