Чудеса Пинанга

Бог, когда-то давно, создавая малазийский остров Пинанг, расщедрился, сполна вложив в его природу настоящее буйства красок и форм. На Пинанге всего много – солнца, ласкового тепла, яркости и радости, – это в синеве моря томно возлежат зеленые кляксы суши. А там уж и скалы самых причудливых очертаний, которые надвигаются на вас, чтобы чуть позже уйти под волну, и сами волны – восхитительно бирюзовые, с кружевным барашком сверху, и джунгли.

Некоторые философы считают, дескать, человеку крайне сложно быть счастливым, потому что его собственная жизнь практически каждый день устраивает сюрпризы. Иногда — приятные, иногда — нет, неважно. А настоящее, ничем не омраченное счастье – это совсем другое, возможно — просто покой и жажда повторенья. На Пинанге именно так: повторяются восходы и закаты, шум океана, потрескивание в пальмовой роще, щебет птиц. Счастье. Скептики не верят – это их дело. Говорят, мол, все равно острова Малайзии непохожи друг на друга. Никто и не спорит. Несмотря на череду одинаковых райских будней, каждый из островов имеет что-то свое, личное, то, что можно с удовольствием показать путешественнику.

В частности, Пинанг стаивает в своих зарослях храм змей. Да, настоящее место паломничества самых разнообразных ползучих гадов. Согласно старинной легенде, на этом месте очень давно жил праведник-отшельник, и вот, после его смерти со всей округи сползлись пресмыкающиеся. Окрестные жители почему-то решили, что это, должно быть, место святое, и построили храм. У входа клубятся голубым дымком 2 медные курильни. В воздухе пахнет чем-то одурманивающим. Внутри, прямо посредине – несколько деревьев, а само «заведение” просто кишит рептилиями всех цветов и размеров. Экскурсоводы Пинанга говорят, что в храмовом саду одновременно проживают ровно 606 болотных гадюк, укус которых смертелен. Змеи ползают везде: по деревьям, по полу, по стенам. Конечно, служители святыни оправдываются, мол, все “хозяйки” одурманены благовониями, а потому не опасны, к тому же у тех, с которыми разрешается сфотографироваться удалены ядовитые зубы (в одной из комнат туристам предлагают за 8 долларов запечатлеть себя сразу с тремя гадюками). Беззубые фотомодели Пинанга очень слабо реагируют на происходящее. Оно и понятно, вот только вряд ли там уж очень вглядываются в желтые змеиные глаза: свое это чудо, или пришлое, заползшее десять минут назад в гости. Поистине, храм змей – роскошное место для того чтобы пощекотать собственные нервы. В довершение ко всему гид заботливо предупредит, – нельзя фотографироваться в его левой части: если кто это все-таки сделает, то очень быстро умрет. Гостеприимно.

Смот­ри­те так­же:  Иерусалимский крест – символ христиан

Антиподом экскурсии в змеиный храм являются вечера в традиционном “малайском стиле”, устраиваемые Культурным центром Пинанга. Шоу, предлагаемое островом тоже бесподобно, хотя и абсолютно безопасно в смысле змей. Будут весьма колоритные хижины, сложенные из бамбука, на первый взгляд бессистемно покрытые пальмовыми листьями, а в них – работники Культурного центра в пестрых лохмотьях, изображающие повседневную жизнь традиционного малайского селения. Усевшись на низкие кресла вокруг сцены, гости смогут наблюдать всевозможные выступления акробатов, глотателей огня и мужественных факиров, пробегающих голыми пятками по раздробленному стеклу. Тут же ловкие мастерицы сплетут из соломы помесь кепки с разворошенным стогом сена — это национальный головной убор. А еще предложат “заесть” зрелище аппетитными креветками под густым соусом.

Побывать на Пинанге, и не увидеть знаменитые каучуковые плантации, значит, многое потерять. Они тянутся вдоль шоссе на сотни километров. В каучуковом лесу над головой смыкаются кроны огромных деревьев, на стволах которых, примерно в 50 см от земли, висят небольшие глиняные мисочки, – весьма любопытное зрелище, но,конечно, не такое, как стая веселых мартышек, прыгающих по ним или величественная островная ночь.

Смот­ри­те так­же:  Как вернуть деньги за путевку в 2017 году

Ночью Пинанг утопает в безмолвии. Но стоит сделать пару десятков шагов от отеля – и кажется, будто нет никаких туристов, нет цивилизации, есть лишь тишина, прерываемая незнакомыми криками птиц и животных, темные холмы, изредка озаряемые вспышкой зарниц, мерный плеск сверкающих под луной волн. А все остальное – удивление, рожденное вашей фантазией, ибо та, не имея возможности охватить увиденное за день, начинает дорисовать картины бескрайних малазийских чудес.

Живая планета
Добавить комментарий